Дикки Банненберг

В начале апреля вышла в свет книга Дикки Банненберга A Life of Design, посвященная его отцу Джону. Мы поговорили с автором и последователем «Ле Корбюзье морской архитектуры» о том, какую ответственность возлагает на наследника фамилия.  

 

Интервью – Мария Мошкина. Фото – Bannenberg & Rowell, Julian Calder

Каково это – унаследовать дизайнстудию от такой персоны, как Джон Банненберг? Значит ли это, что вы берете на себя особые обязательства?

Я проработал вместе с отцом около 15 лет до того, как он умер в 2002 году, так что нельзя сказать, что я просто унаследовал его дело. Его уход был внезапным, и так получилось, что он совпал с финансовыми неурядицами в студии, поэтому моей первой задачей стала стабилизация ситуации, а параллельно с ее выполнением я составлял план того, как продвигать студию вперед. Вполне понятен тот факт, что в индустрии в то время было убеждение – после Джона Банненберга в его студии жизни не будет. Так что был такой период, когда нам пришлось крепко ухватиться за проекты и доказать, что мы способны на многое. Саймон Роуэлл присоединился к нам в 2003 году как креативный директор. С его приходом мы буквально стали отсчитывать время по-новому. Нашим первым заметным проектом стал рефит 55-метровой яхты Feadship по имени Illusion для одной крупной фигуры из Голливуда. Яхту передали клиенту в 2005-м. Конечно, я всегда оглядывался и оглядываюсь до сих пор на наследие Банненберга. Не буду притворяться, что это имя не помогает в нашей индустрии, но тебя все равно оценивают по твоему только что завершенному проекту.

Полную версию материала читайте в журнале «YACHTS Русское издание» №62

 

 


 


 
Copyright © 2008–2019 LuxMedia Group. All rights reserved. Terms of Use. Privacy Policy.
Lux Logo