МЕНЮ
МОСКИТНЫЙ ФЛОТ
Нидерландская верфь Heesen делает ставку на инновационную гидродинамику и экономичность двигателей. В итоге новая 55-метровая яхта Moskito может похвастаться отменными мореходными качествами, изрядным запасом хода и... работами современных художников, керамистов и мозаистов.
Город Осс в нидерландском Брабанте по праву гордится своей яхтенной верфью Heesen – одной из лучших в стране. Для самих же судостроителей предметом особой гордости является класс лодок 55 м. «Он очень популярен, и мы, по сути, единственная в Северной Европе верфь, которая производит такие яхты», – говорит генеральный директор Heesen Артур Брауэр.

Глядя на новую Moskito, сразу становится понятно, что для верфи эта модель не просто очередной проект, а продукт, продуманный и изготовленный с предельным тщанием. И к работе над ним привлекли людей проверенных. Фрэнк Лаупман, прежде чем открыть собственную студию Omega Architects, работал в Heesen штатным дизайнером, теперь же его команда занималась созданием экстерьера Moskito. Задача была сформулирована несколько противоречиво: лодка должна выглядеть элегантно, но при этом спортивно и «зубасто». Возможно, Лаупман понял это слишком буквально, потому что в качестве одного из элементов дизайна яхта получила «акулий зуб». Этот внушительный заостренный треугольник из алюминия отвесно спускается с изгиба крыши над рулевой рубкой. Сходства с опасным морским хищником яхте добавляет и ряд прямоугольных окон каюты владельца на главной палубе, напоминающий акульи жабры. Изящества этому зверю тоже не занимать – силуэт у дизайнеров получился весьма гармоничным. Также в Heesen решили пересмотреть внутреннюю планировку надстройки, использовавшуюся в 55-метровой модели 2019 года Vida. В итоге салон на верхней палубе удлинен и выделено место под размещение одной VIP-каюты, что позволило перекомпоновать каюты на нижней палубе. По словам исполнительного коммерческого директора компании Марка Кавендиша, сделано это было потому, что очень часто пассажиры предпочитают отдыхать и проводить время именно на верхней палубе, а не на главной или в пляжном клубе. Теперь площадь верхнего салона равна примерно 3/4 площади основного, что, конечно, достаточно необычно. Отсюда через раздвижные стеклянные двери гости попадают на большую открытую террасу с основным обеденным столом и огромным диваном.

«Думаю, эти двери будут постоянно открыты, пассажиры будут заходить в салон, где есть бар и большая телевизионная панель, потом снова выходить на террасу, – это будет гораздо более неформальное пространство, чем гостиная на главной палубе», – говорит Кавендиш.
Создание интерьеров Moskito было доверено известной британской дизайнерской фирме Bannenberg & Rowell, уже неоднократно сотрудничавшей с верфью из Осса, а потому прекрасно представляющей ее запросы. Обычно нидерландские судостроители дают дизайнерам почти полный карт-бланш, доверяя их вкусу и знанию самых современных трендов, следят они лишь за тем, чтобы декор не получился излишне индивидуалистичным. Дизайн интерьера Moskito отражает стиль, которым славится Bannenberg & Rowell. На первый взгляд он может показаться минималистичным, но на самом деле четкие геометрические линии и нейтральная палитра очень рельефно выделены благодаря тонкому использованию изогнутых форм на вертикальных поверхностях. Эти мягкие изгибы и скругления обшивки стали одной из визитных карточек яхты, а кроме того, позволили изящно скрыть некоторые технические детали, например воздухозаборные кожухи машинного отделения в главной гостиной. В качестве основных материалов для настенных панелей использованы кожа, темный эвкалипт и светлый сикамор, паркет же набран из тонированного дуба. Поскольку большие панорамные окна наполняют естественным светом почти все помещения яхты, было важно подобрать текстуры, которые бы выгодно смотрелись при ярком освещении. Вся мебель также была сделана по эскизам Bannenberg & Rowell или заказана у лучших дизайнеров. Например, в Амстердаме куплен журнальный столик, столешница которого имеет нанотехнологичное покрытие, «затягивающее» любую царапину.

Но работа британских дизайнеров не ограничилась общим планом интерьера и меблировкой, им была поставлена дополнительная задача – наполнить внутренние помещения предметами, книгами, произведениями искусства, соответствующими общему стилю. Пришлось прошерстить лондонский арт-рынок вдоль и поперек. Основная идея заключалась в том, что работы художников должны максимально поддерживать избранный геометрический паттерн. И тут как нельзя кстати пришлись абстрактные коллажи, которые создает англичанин индийского происхождения Хормазд Нариэлвалла, тонко чувствующий игру линий и перекличку насыщенных и приглушенных тонов. Рядом с его работами весьма органично смотрятся и мозаичные деревянные панно Роуз Викерс, отсылающие не то к буддистским мандалам, не то к детским калейдоскопам. Дополняют их загадочные рельефные текстуры из фарфоровой глины, которые делает Фенелла Элмз.

Помимо художественной ценности, у этих произведений есть еще одно неоспоримое достоинство – они способны очень быстро перемещаться на значительные расстояния. Вместе с яхтой, естественно. Способствует этому зарекомендовавший себя быстрый водоизмещающий корпус FDHF, разгоняемый двумя дизельными двигателям MTU 8V4000 M63, которые на крейсерской скорости 11 узлов расходуют всего 150 литров топлива.

Фото: Heesen Yachts